www.corpmedia.ru

Новости / Комитет по продвижению социальной ответственности и благотворительности / Елена Ямпольская, главный редактор газеты «Культура»: «Хотим сделать «Культуру» законодательницей общественных нравов»




01.03.2012 Елена Ямпольская, главный редактор газеты «Культура»: «Хотим сделать «Культуру» законодательницей общественных нравов»

В декабре новым главным редактором газеты была назначена журналист Елена Ямпольская. Всероссийскому читателю она известна в качестве заведующей отделом культуры, заместителя главного редактора газеты «Известия». Елена Александровна не только высказала «Журналисту» свое мнение по поводу произошедшего с «Культурой», но и достаточно уверенно обрисовала перспективы ее развития.

— Главная трудность заключается в том, что мы должны сделать первые шаги абсолютно во всех направлениях. Начнём с того, что новая команда пришла на руины — в плане материально-технической базы издания. Люди работали в условиях, не пригодных для человеческого существования. Здесь стояли компьютеры, которым место только в музее. Нас встретили сотрудники, на протяжении семи месяцев не получавшие зарплату — и без того копеечную. Собственно, по этой причине доведённые до отчаяния люди объявили забастовку, и в октябре прошлого года газета «Культура» перестала выходить. Однако, несмотря на это, она не растеряла подписчиков. Судите сами: на первое полугодие 2012 года на газету, которая не выходила три месяца, подписались 3 тыс. 300 человек. Это свидетельствует, на мой взгляд, не столько о высоком уровне прежней «Культуры», сколько о востребованности подобного издания у серьёзной, мыслящей читательской аудитории.

— Юридически статус газеты не изменился с приходом новой команды? Если нет, то, что другое позволяет сейчас «Культуре» вставать на ноги?

Мы были и остаёмся акционерным обществом. Учредителем газеты по-прежнему является ОАО «Редакция газеты «Культура».

— Я так понимаю, среди акционеров появились новые лица?

— Пришел ряд гуманитарных фондов, готовых вложить средства в возрождение по сути единственного крупного издания в нашей стране, специализирующегося на культурной тематике. Что, в первую очередь, сделали новые акционеры? Выплатили коллективу редакции долги по заработной плате. Долги, заметьте, накопившиеся при прежнем руководстве. Мы расчищаем авгиевы конюшни, за которые, говоря по справедливости, не несем никакой ответственности. Просто пришли серьезные люди, и они понимают, что есть закон и что не платить деньги нанятым работникам — это подсудное дело.

Сейчас на двух этажах здания на Новослободской улице активно идёт ремонт. По замыслу, 6-й этаж будет рабочим и при этом комфортабельным, а 7-й станет представительской зоной, где разместится еще и конференц-зал. Туда не стыдно будет приглашать гостей, и я очень надеюсь, что деятели отечественной культуры – будь то столичные звезды или их провинциальные коллеги – со временем привыкнут и полюбят приходить в редакцию «Культуры» для живого общения. Это - традиция, существовавшая когда-то в отделе культуры газеты «Известия»: мы собирали интереснейших собеседников, людей с зачастую абсолютно противоположными точками зрения в нашем медиа-центре, обсуждали самые животрепещущие темы, транслировали эти дискуссии на сайте в режиме он-лайн и публиковали в газете целыми полосами. Высшее руководство газеты к этому никакого отношения не имело, это была в самом хорошем смысле самодеятельность, иначе нам было скучно жить и работать. Ну а в «Культуре» завести такую традицию сам Бог велел…

— Какие у вас претензии к прежней газете?

— Признаюсь, даже не помню, когда за последние лет десять я брала в руки газету «Культура». Читала лишь отдельные публикации коллег, интересуясь их мнением о том или ином фильме, спектакле. У газеты был совершенно отвратительный, доморощенный макет, внешне она выглядела чудовищно. Меня поражает, почему за пятнадцать лет не удосужились пригласить профессионального художника и привести издание в божеский вид. Авторский коллектив, хочу заметить отдельно, в этой ситуации совершенно не виноват; здесь работают очень профессиональные журналисты, и главное – люди, на мой взгляд, правильно мыслящие. Разумеется, я не собираюсь указывать, кому какого образа мыслей придерживаться, но здесь у меня единомышленников оказалось больше, чем было в «Известиях». Хотя я искренне удивляюсь – как они здесь выжили.

— У вас есть свои программа-максимум и программа-минимум?

— Среди стратегических задач, которые мы сейчас перед собой ставим, я бы выделила самую амбициозную: сделать возрождённую «Культуру» законодателем общественных нравов в стране. Данная ниша сегодня свободна. Все издания, которые претендовали на звание общенациональных, - как и мои родные «Известия» до их ребрендинга,- теперь посвятили себя или большой политике, или потребительской экономике. Больные вопросы нашего общества как предмет постоянного, вдумчивого, подробного рассмотрения не находят своего места на их страницах. Мне бы очень хотелось, чтобы мы использовали слово «культура» в самом широком значении. Потому что абсолютно всё в нашей жизни можно отнести либо к культуре, либо к плачевным последствиям ее отсутствия. Мне уже приходилось приводить такой пример: если автомобилисты несутся на дикой скорости, убивая людей на пешеходных дорожках, а потом возмущенный народ пытается  линчевать водителя прямо на месте аварии, то кому как не газете «Культура» собирать экспертов, бить в набат и разбираться, почему мы, русские, не дорожим ни своей, ни чужой жизнью. Ибо я уверена: дорожить жизнью – это элемент культуры. Для меня лично этот вопрос несоизмеримо важнее, чем рассуждения на тему, удалась или не удалась последняя премьера в МХТ или насколько слаб фильм «Высоцкий». Даже безнадежно плохое кино, слава Богу, никого не убивает.

— Не один год лейбл газеты сопровождал подзаголовок — «Еженедельная газета интеллигенции». Он, возможно, был лучше, чем тот, который «висел» весь советский период — «Орган ЦК КПСС», но всё равно нравился далеко не всем. Вы его оставили или поменяли?

— Этот слоган мы сдали в архив, поменяв на новый. Не сразу, после раздумий, пришли к такому варианту: «Духовное пространство русской Евразии». Слово «интеллигенция» я не люблю, употребляю его крайне редко и себя — к интеллигенции всё-таки не причисляю. Слишком уж расплывчатая это категория граждан. Какой-нибудь гламурный циник на трибуне Болотной площади — вроде бы, по формальным признакам, интеллигент. И библиотекарь в глухом райцентре, едва сводящий концы с концами, — том, на которого упомянутому цинику глубоко наплевать и о чьём существовании он подчас и не догадывается, — тоже причисляет себя к интеллигенции. Как они могут быть объединены в одной упряжке, — ни культурологи, ни социологи вам не объяснят. Более того, к слову «культура» я тоже отношусь с известной долей настороженности. Не нужно забывать, что культура может быть вредоносной, губительной для человеческой души. Вот я приезжаю в прекрасный русский город, входящий в Золотое кольцо, где нет ни одного секс-шопа, где у людей прекрасная – по провинциальным меркам – зарплата, где от белокаменного зодчества дух захватывает. И вижу, как заезжий театральный режиссёр попросту  развращает этот город своими спектаклями. Использует «аборигенов» — гораздо более наивных и доверчивых, чем мы, прожженные столичные обитатели — ради собственного самоутверждения. У него контракт, он временщик, и ему нет никакого дела до того, что грязь, которую он сюда занёс, не отмоется, останется в душах надолго, если не навсегда. У меня возникает вопрос: зачем нужна такая культура? И почему она финансируется из федерального бюджета?

На мой взгляд, серьёзные люди сегодня не столько к культуре тянутся, сколько ищут потерянные смыслы. И газета «Культура» могла бы, если не вернуть обществу эти смыслы, то, по меньшей мере, предложить направление поиска. Так что, не побоюсь громких слов, эта функция – смыслообразующая – для нас будет приоритетной. Рассказывая о новых выставках, книгах, о кино- и театральных премьерах, мы попытаемся выйти за рамки узкоспециального анализа. Не надо бояться оценок «хорошо» — «дурно», «духовно» — «безнравственно». На этой псевдостыдливости мы за последние двадцать лет основательно угробили и отечественную культуру, и национальное самосознание в целом.

— Какой по своим общественно-политическим позициям вы будете делать газету: правой, левой, либеральной, патриотической, и т.д.?

— Конкретной политикой мы заниматься не намерены. «Культура» – общественное издание, а не общественно-политическое. Это условие необходимо соблюдать, в том числе, и для такой прозаической цели, рост тиража. Любое узкоспециальное – или обслуживающее ту или иную политическую силу – издание  неизбежно ограничивает свою аудиторию.

Газета «Культура» не будет либеральной – в российском значении этого слова, и потому на наших страницах будут представлены разные точки зрения. В либеральных изданиях такого не бывает. Там есть два мнения: одно либеральное, другое – неправильное.

Лично я мечтаю, чтобы в нашей газете появилось интервью Валентина Распутина. Но это не значит, что мы не будем задавать вопросов, скажем, Владимиру Сорокину.

С первого номера у нас появилась еженедельная религиозная полоса, но она задумывается не как чисто церковная или богословская. Нас интересует симбиоз веры и культуры. Религиозное мироощущение придаёт произведениям культуры определённый вектор, — благотворный, прежде всего, для тех, кому эта культура адресована.

В кулуарах, что называется, ходят разговоры — к газете в лице главы одного из фондов, о которых вы упомянули, теперь не последнее отношение будет иметь Никита Сергеевич Михалков. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Никита Сергеевич не владеет акциями в ОАО «Редакция газеты «Культура» и не занимает здесь никаких должностей. Но как старший товарищ, человек и художник, которого я безгранично уважаю, он, надеюсь, будет давать нам дельные советы. А я как главный редактор буду их, по меньшей мере, внимательно рассматривать.

***

А вот как прокомментировал ситуацию, сложившуюся с газетой «Культура» Юрий Белявский, бывший главный редактор издания:

— У газеты действительно была очень сложная финансовая ситуация, которая начала назревать  в 2008 году, когда Москомимущество повысило на год  для редакции размер арендной платы, причем сделало это без должных, как мне представляется, оснований. Эта мера повлекла за собой образование долга за редакцией в размере 15 млн. рублей. Он был реструктуризирован, — мы старались деньги отдавать в первую очередь на погашение этой задолженности. К сожалению, на что-либо иное средств в сложившихся условиях просто не было.

Я со своей стороны, естественно, не сидел сложа руки, — вёл переговоры, но ни к какому результату они не привели. Потом мне стало известно от моих акционеров, что акции скупаются некими новыми организациями. Поскольку у нас ОАО, то тут никакого нарушения закона нет, — формально всё делалось в соответствии с буквой действующего законодательства об акционерных обществах. Позднее я лично встречался с представителями этих организаций, которые, по-моему мнению, так или иначе аффилированы с фондами Н.С.Михалкова. И они, особенно не скрывая своих намерений, заявляли мне, что у них действительно есть желание приобрести газету, сделать её цветной, более объёмной, — в общем, дать старейшему российскому изданию второе дыхание. Я решил, что мне нет никакого смысла препятствовать такому течению обстоятельств. После того, как мной были отданы последние долги по зарплате, оформлены соответствующие документы, я написал заявление об уходе по собственному желанию. Насколько возможная смена идеологии газеты «Культура» пойдёт ей на пользу, будет ли «новое вино в старых мехах» востребовано её традиционной читательской аудиторией, — покажет время.

Алексей Голяков



« вернуться Версия для печати Отправить ссылку другу
На главную      наверх

 
 
  Адрес офиса: Россия, Москва, ул. Правды, дом 24, стр.4, оф. 218  Тел./факс: +7 (495) 741 49 20/05   e-mail: akmr@medianews.ru