www.corpmedia.ru

Новости / Новости культуры / Конкурс игровых картин на фестивале «Окно в Европу»: апокалипсис как предчувствие




22.08.2012 Конкурс игровых картин на фестивале «Окно в Европу»: апокалипсис как предчувствие

Основная конкурсная программа игрового кино российского фестиваля «Окно в Европу» 2012 года состоит из 10 картин. Странным образом, по тем или иным причинам, многие из них имеют апокалиптичный флёр. Возможно, это связано с приближением конца света, анонсированным во многих СМИ 21 декабря 2012 года. Каждый из десяти представленных фильмов несет в себе оттенок предрекаемого события.

Отметим, что каждый отдельно взятый апокалипсис в одних фильмах считывается "между строк", в других — представлен на поверхности, в третьих же — очевиден. 

на съемках фильма "Все просто"

Начнем с фильмов, снятых молодыми режиссерами: «Все просто» Сони Карпуниной и «Энтропии» (другое название — «Дом-2012») Марии Саакян. Обе работы с художественной точки зрения объединяет полное отсутствие драматургии, работы с актерами и, собственно, режиссуры. Недобросовестные авторы не скупятся при этом на памфлетообразные высказывания на тему окружающего нас мира и присутствующих в нем людей. Карпунина воплощает названное в рамках простой истории о взаимоотношениях «он-она», а Саакян выбегает на арт-хаусную дорожку. 

кадр из фильма "Энтропия"

Апокалипсис в «Энтропии» заявлен изначально — герои во главе с Ксенией Собчак и Валерией Гай Германикой запасаются горой алкоголя и выезжают за пределы мегаполиса, чтобы поговорить о высоком и низком, а затем встретить конец света рядом, сняв про это кино. Саакян повезло минимум с одной по-настоящему мощной «актерской» работой (несколько раз в фильме показывают всем известные кадры проезда кортежа по пустой Москве на инаугурацию), то Карпуниной осталось довольствоваться любовной историей с высказыванием о современном поколении — малоспособном чувствовать и любить. Да, кстати, там будет произнесена популярная шуточка на тему «медведпут» — как же без неё молодому «художнику» обойтись.

Кадр из фильма "Все ушли"

В картинах «Все ушли…» Георгия Параджанова и «Поклоннице» Виталия Мельникова все только на первый взгляд выглядит не апокалиптично. На двухчасовую рефлексию Параджанова на тему собственного детства можно любоваться как на персидский ковер — линии и орнаменты, цвет и фактуру. Можно даже включить плеер с любимой музыкой и продолжать любоваться ковром — там все понятно без слов и вызывает доселе неиспытанные ощущения.

Кадр из фильма "Поклонница" режиссер Виталий Мельников

«Поклонница» Мельникова — тоже ковер, но только очень пыльный и весьма неточный с точки зрения узора — речь в фильме идет о Чехове, биографические подробности жизни и творчество которого переданы достаточно вольно. Апокалипсис этих двух картин кроется в том, что массовый зритель не привык к такой повествовательности на экране.

кадр из фильма "Пять звезд"

«Пять звезд» Вячеслава Яковлева и «Разговор» Сергея Комарова — апокалипсис на поверхности. В первом случае его разыгрывают пятеро актеров, во втором — двое. Обе картины рассказывают о проблемах в личной жизни героев. Истеричный «бабский бунт и треп» у Яковлева: героини сидят в туалетной комнате и 100 минут разбираются в запутанных отношениях с одним единственным мужчиной, который так и не появится в кадре. Дело дойдет до того, что зрители перестанут понимать — сон это или явь и, возможно, пожелают скорейшей гибели всех персонажей. Скажем честно, это желание частично сбудется. Комаров тоже разыгрывает партию «сон-явь», но делает это более серьезно.

кадр из фильма "Разговор"

«Шопинг-тур» Михаила Брашинского и «Соловей-разбойник» Егора Баранова отличается повышенным количеством крови, разливаемой ее авторами на экране. В первом мы увидим финнов-людоедов и несчастных русских туристов, которые попались им в день летнего солнцестояния и должны быть съедены — такова традиция. 

на съемках фильма "Шопинг-тур"

Во втором Иван Охлобыстин поднимает дубину народной войны против богатых и жадных, устраивает «бессмысленный и беспощадный бунт» — и все это не ради славы, а за идею, так сказать. Сценарий к «Разбойнику» писал сам Охлобыстин — говорят, замысел витал в его голове еще 9 лет назад, а воплощение пришло вот только сейчас. Картина наполнена таким количеством афористичных высказываний, что ее точно разберут на цитаты после проката. А вот «Шопинг-тур» Брашинского понравится гурманам хоррор-жанра. Апокалиптичность этих работ ограничена рамками сценариев и персонажей в нем.

Кадр из фильма «Соловей-разбойник» режиссер Егор Баранов

Завершают десятку фильм «6» Тимура Шина и «Доктор» Владимира Панкова. Режиссер Шин разыгрывает запредельно скучное представление по мотивам рассказа Аркадия и Бориса Стругацких «Пять ложек эликсира». Командовать парадом будет актер Валерий Гаркалин. Его герою необходимо выбрать к финалу картины — умереть или стать бессмертным и вот полтора часа мы будем слушать этот тоскливый аудиоспектакль — без антракта и коньяку, потому что в кино антракты не приняты. У некоторых может создаться ощущение присутствия внутри залежалой книги, коей произведение Стругацких совсем не является. 

кадр из фильма "Доктор"

Фильм Владимира Панкова поставлен по мотивам его собственного спектакля «Doc.тор» — творения выдающееся и заслуженно награжденного премиями. Кинематографический эквивалент стилистически оказался похож на фильм «Кислород» Ивана Вырыпаева. У Панкова речь идет о враче-хирурге — историю жизни которого мы наблюдаем и слушаем. Рассказ этого персонажа личный и повествует о преданности своему делу, но охватывает также медицинские реалии нашего с вами отечества. Происходит все под музыку, ассоциируется с булгаковским героем, ну и так далее: русская провинция, водка, обреченность смерти. Вполне апокалипчтиненько.

Практически все из представленных здесь картин в ближайшее время выйдут в российский прокат. Главное, успеть ознакомиться с ними до 21 декабря. 



« вернуться Версия для печати Отправить ссылку другу
На главную      наверх

 
 
  Адрес офиса: Россия, Москва, ул. Правды, дом 24, стр.4, оф. 218  Тел./факс: +7 (495) 741 49 20/05   e-mail: akmr@medianews.ru