www.corpmedia.ru

Аналитика / Статья недели / Год Козла: Каким он будет для российских медиа?




28.01.2015 Год Козла: Каким он будет для российских медиа?

Понять, что будет с медиа в этом году, практически невозможно. Кажется, что может быть все — и что все будет страшнее, чем кажется. В условиях войны, санкций и обвала национальной валюты строить прогнозы было бы странно. Просто посмотрим, с чем придется иметь дело в этом козлином 2015-м.

Что будет с рекламным рынком?

Если верить аналитикам Goldman Sachs, объемы российского рынка рекламы сократятся в этом году на 15%. В СМИ рекламы станет меньше на 20—30%. Урезать бюджеты намеревается в этом году более 60% рекламодателей. Уже в первые недели января компания Media Logics зафиксировала сокращение рекламы в телеэфире на 37%. Это при том что федеральное телевидение (самый массовый и потому дешевый рекламный носитель) — последнее, от чего отказывается рекламодатель.

Что будет с бумажными изданиями?

Согласно опросу, проведенному ВЦИОМом в декабре, больше 70% наших сограждан по-прежнему отдает предпочтение печатной прессе — и половина (51%) из них склонна читать интересные статьи на бумаге, а не на электронном носителе. В ближайшие месяцы этим людям придется пересматривать свои привычки. Полиграфия теперь будет обходиться много дороже — и журналы подорожают на 30—50%. Издательским домам придется менять формат, сокращать количество полос и периодичность или вовсе отказываться от бумажных версий в пользу электронных. В прошлом году это уже сделали журналы «Большой город» и Time Out, а также «Афиша-Мир» и «Афиша-Еда». В январе список пополнил деловой еженедельник «Секрет фирмы». Скорее всего, за ними последуют и консервативные издатели большого глянца — журнал Cosmopolitan уже сейчас намерен отказаться от бумажных версий в Африке и некоторых странах Европы.

Кого еще сократят?

Массовые сокращения в медиа начались еще в декабре — в момент резкого падения рубля и заключения новых годовых контрактов. Сокращений не избежали ни российские версии международного глянца, ни региональные СМИ, ни процветающая медиаимперии Габрелянова. В январе объявлено о серьезном — на четверть — уменьшении штата ТАСС. С учетом того, что государство на 10% урезало расходы на СМИ, на очереди — ВГТРК и телеканал Russia Today. Бюджет RT и МИА «Россия сегодня» в валютном выражении сократился вдвое — и это, по словам представителей государственных медиа, только начало. Заместитель министра связи Алексей Волин уверен, что впереди новые сокращения — и что от трети до половины российских СМИ в этом году могут и вовсе прекратить свое существование.

Когда мы перейдем на цифру?

Предполагалось, что полностью Россия перейдет на цифровое телевизионное вещание в 2015 году — и сможет, соответственно, отключить аналоговое уже к 2017-му. Однако сроки исполнения Федеральной государственной программы цифровизации все время отдаляются. На днях РТРС рапортовала о завершении перехода на цифровой стандарт второго поколения DVB-T2 — этот процесс длился три года. На данный момент 85,3% телезрителей России может смотреть в цифре каналы первого мультиплекса. Второй мультиплекс пока доступен в цифре всего 48,1% населения. Сроки завершения программы отодвинуты до 2019 года.

Что будут показывать по ТВ?

Еще в ноябре крупнейшие медиахолдинги намеревались просить у государства налоговых послаблений и льгот для производителей фильмов, сериалов и передач. В нынешних условиях это становится еще более актуальным. Телеканалы уже официально объявили о сокращении затрат на закупку контента на 15—20%. Неофициально производители контента жалуются, что в данный момент заказов на производство для федерального ТВ у них вдвое, а то и втрое меньше, чем было во время прошлого кризиса, в 2008-м. В этом году зрители могут еще не почувствовать спада в полной мере — ТВ так или иначе выдаст в эфир сериалы и фильмы, которые заказаны и снимались в прошлом или даже позапрошлом году. Но уже к концу 2015-го премьер станет гораздо меньше, а качество телепродукции ощутимо снизится. Как выглядит кризисное телевидение, можно было понять уже по новогодним шоу федеральных каналов — на этот раз песни и шутки были на редкость бюджетными.

Что станет с платным телевидением?

Закон о полном запрете рекламы на платных телеканалах, который вступил в действие с 1 января, все-таки решено смягчить после того, как против него выступил сначала Госсовет Татарстана, затем Союз журналистов России и, наконец, Национальная ассоциация телевещателей. Но рекламу позволят размещать только тем каналам, которые транслируют «национальный контент». Это значит, что дальнейшее существование нескольких сотен неэфирных российских телеканалов под вопросом. Передач отечественного производства на всех точно не хватит. Выживет ли региональное ТВ, которое уже поставлено в неравные условия по отношению к федеральным гигантам и не допущено ни в первый, ни во второй цифровые мультиплексы? Все ли иностранные телекомпании покинут Россию, как уже сделали CNN и NBC Universal (каналы Universal Channel и E! Entertainment)? Уверенность в завтрашнем дне пока доступна только цифровым отпрыскам больших медиахолдингов. Запрет размещать рекламу касается неэфирных каналов и не затрагивает тех, кто ухитрился добыть лицензию на эфирное вещание — хотя бы в одном населенном пункте. При помощи этой милой уловки запрета избежали каналы LifeNews (News Media) и СТС Love («CТC-медиа»). За ними последовали Первый, ВГТРК и «Газпром-медиа», которые вывели свои цифровые семейства из-под действия запрета, — причем все сорок телеканалов получили лицензию на одну и ту же 34-ю московскую эфирную частоту. Что-то вроде малогабаритной квартиры, в которой скопом прописаны сразу 40 трудовых мигрантов, но все законно и «красиво», — так оценил этот трюк заместитель министра связи Алексей Волин в интервью Ксении Собчак.

Телеканалы, которые отныне могут зарабатывать только подпиской, поднимают цены. Компания Viasat (каналы TV 1000, «Русское кино TV 1000», Da Vinci, Viasat Sport и др.) объявила о повышении лицензионных платежей еще прошлой осенью, пакет каналов «Амедиа» (зарубежные сериалы и фильмы Amedia Premium и Amedia Hit) с Нового года обходится вдвое дороже, телеканал «Дождь» тоже подорожал и теперь продается а-ля-карт. Поднял цены крупнейший оператор спутникового ТВ «Триколор», число абонентов которого в 2014 году превысило 15 млн домохозяйств.

Вот сохранится ли у зрителей желание платить за телеконтент, если доходы падают, а любой свежий сериал можно бесплатно добыть в сети если не в день выхода, то завтра? Логично предположить, что российские держатели лицензий усилят борьбу с нелегальным распространением своего добра в сети. Антипиратские законы могут стать жестче, а методы защиты контента — изощреннее.

Нельзя исключить и возможное введение единой лицензии на пользование интернетом. Минкульт и Российский союз правообладателей давно предлагают обязать россиян платить за это ежегодно определенную сумму. Критика со стороны медиасообщества их не останавливает.

Кто будет считать рейтинги?

Этот вопрос уже не первое десятилетие вызывает идиосинкразию у большинства телевизионных начальников. Рейтинг — показатель, по которому устанавливаются расценки на рекламу. Телевизионщики и рекламодатели не раз выражали недовольство тем, как они считаются. Однако договориться о новых правилах индустрия не может — измерителем неизменно остается компания «TNS Россия». Первая попытка объединить все заинтересованные стороны, провести тендер и выбрать лучшего измерителя провалилась в 2004 году. Вторая сорвалась в конце 2014-го. Индустриальный комитет по телеизмерениям, специально созданный Михаилом Лесиным для этой цели, провел тендер — но заказчики не смогли прийти к единому мнению относительно его результатов. Директор ИКТ Александр Костюк вынужден был оставить свой пост. Вслед за ним — за пару дней до своей отставки — кресло председателя совета ИКТ покинул Михаил Лесин. Измерением телерейтингов по-прежнему занимается «TNS Россия».

Что осталось от Михаила Лесина?

Михаил Лесин провел в должности главы медиахолдинга «Газпром-медиа» всего год с небольшим. Можно только удивляться масштабам деятельности, которую он успел развить за это время. Реорганизовал Академию российского телевидения и устроил проведение церемонии «ТЭФИ» в новом формате — с участием тех, кто давно уже отказался в ней участвовать. Содействовал принятию ряда законопроектов, изменивших ситуацию в сфере медиа. Инициировал создание Индустриального комитета по телеизмерениям и единого отраслевого рекламного агентства, призванного стать абсолютным монополистом на рынке телерекламы. Каким же влиянием на телеотрасль должен был обладать этот человек, чтобы, вернувшись в нее после пяти лет отсутствия — причем не в качестве министра, а как рядовой игрок, — столько успеть.

Прошел всего месяц с небольшим после отставки Михаила Лесина. Теперь впору удивляться тому, как скоро скукоживаются эти масштабные начинания. Запрет на рекламу на кабельных каналах, который он активно поддерживал, уже пересмотрен. Тендер ИКТ на нового измерителя телевизионных рейтингов ни к чему не привел. Единое рекламное агентство 1 января так и не заработало — «Газпром-медиа» решил остаться при своем продавце рекламы, и в компанию вернулись прежние руководители этого направления. Параллельно ее покинули члены лесинской команды. Все это заставляет усомниться в том, что причиной отставки Лесина стали исключительно его собственное желание и семейные обстоятельства.

Вопрос, какой теперь будет телеакадемия и состоится ли следующая церемония вручения национальной премии «ТЭФИ»; велика вероятность, что и этот хрупкий союз не устоит.

Как идет освоение Крыма?

Вещание в Крыму российское телевидение организовало еще летом прошлого года — сразу в цифровом формате. Очередь за радио. В феврале Роскомнадзор разыграет несколько пулов частот для наземного радиовещания в Евпатории, Керчи, Севастополе, Симферополе, Феодосии и Ялте. В конкурсе могут участвовать любые вещательные компании, плата за вход невысока, но от победителя ждут серьезных капиталовложений, так что самые большие шансы, конечно, у крупных вещательных холдингов — а в конкурсе участвуют «ПрофМедиа» и Европейская медиагруппа. Крымские телекомпании, бывшие до недавних пор украинскими, переформатируются в российские.

Местным СМИ предписано пройти процедуру перерегистрации, чтобы получить российские вещательные лицензии, — те, кто успеет сделать это до 1 апреля 2015 года, освобождаются от госпошлины.

Перерегистрируются и крымские студии, где снимаются фильмы и сериалы. Крымская натура и прежде привлекала российских производителей сериалов — после потери возможности снимать на Украине в Крыму их станет еще больше.

Возможно ли импортозамещение в СМИ?

Государственный медиахолдинг ВГТРК показал пример и первым перевел свои цифровые каналы на отечественный спутник. Право размещать рекламу на платных каналах уже в феврале могут вернуть. Но не всем — а только тем, кто транслирует национальный контент. Предполагается, что эта патриотическая мера вдохновит отечественного производителя создавать больше хорошего контента — так же как запрет на ввоз сыра, мяса или фруктов из Европы должен стимулировать отечественного фермера. Но с телепродуктом это так же сложно, как с сельским хозяйством: покуда травка подрастет, лошадка с голоду умрет. Полностью заменить иностранные передачи, сериалы и фильмы оригинальным российским продуктом в современных условиях невозможно — это признают даже в патриотичном ВГТРК. Каналы, в отличие от магазинов, не могут предъявить потребителю пустые полки — придется всем закупать права на показ «Моей прекрасной няни» или заполнять свои сетки старым советским кино. Но кто будет смотреть то, что и так безнадежно заездило федеральное ТВ?

Закон об ограничении доли иностранных владельцев в российских СМИ должен вступить в силу только через два года — но подготовка к этому уже началась. С декабря, например, действует новое правило для иностранцев, желающих приобрести более 25% акций российского СМИ, чей тираж превышает 50 000 экземпляров: им необходимо получить специальное разрешение правительства.

Как теперь выглядит гребаная цепь?

Сначала ТВ, потом пресса, потом интернет-издания. Очистив медиапространство от крупных вредителей, надзорные органы могут вооружиться лупой и приступить к рассмотрению тех, кто помельче.

Досудебные блокировки сетевых СМИ уже стали чем-то вполне бытовым и привычным — «Грани.ру» и «Ежедневный журнал» существуют в закрытом состоянии почти год. Судя по январским событиям, для того чтобы сайт закрыли, уже не обязательно делать что-то из ряда вон: небольшой независимый проект The Insider на днях лишился хостинга за рассказ о вскрытой «Анонимным интернационалом» переписке Администрации президента — даром что параллельно о ней написало еще с десяток СМИ. В принципе, теперь для блокировки не нужно быть классическим СМИ — достаточно создать паблик «ВКонтакте».

Привлечь к себе государственный интерес можно не только текстами — в начале года сразу несколько российских изданий получили предупреждения Роскомнадзора не только за то, что перепечатали в знак солидарности карикатуры французского еженедельника Charlie Hebdo, но и за то, что,  информируя о событиях, связанных с этим изданием, приводят его фотографии.

Законодательные инициативы по части ограничений СМИ в наступившем году тоже явно не иссякнут. Для начала Думе на весенней сессии предстоит рассмотреть предложение правительства штрафовать журналистов за пропаганду экстремизма и жестокости, что бы это ни значило.

Анна Голубева
colta.ru



« вернуться Версия для печати Отправить ссылку другу
На главную      наверх

 
 
  Адрес офиса: Россия, Москва, ул. Правды, дом 24, стр.4, оф. 218  Тел./факс: +7 (495) 741 49 20/05   e-mail: akmr@medianews.ru